Мистические СТАтусы жилого дома 5 м.Сміла

Просто истории

Приглашаю всех на свой сайт.Здесь Вы можете найти много интересных и полезных статей.

Advisor

e-obmen

Automatic Exchange E-obmen.net

Метеосводка

avatar



    Грозящая страданием пустота чуть не овладела моей душой, точно ее только что ограбили

    Поделиться
    avatar
    Admin
    Admin

    Сообщения : 88
    Дата регистрации : 2016-07-16
    Возраст : 68
    Откуда : России
    20180715

    Грозящая страданием пустота чуть не овладела моей душой, точно ее только что ограбили

    Сообщение автор Admin

    Что такое душа?
    Это первый вопрос, который мы находим в брошюре д-ра Эдгара. Но мы с полным правом должны поставить его так: что такое душа человека? Потому что верующий христианин, опирающийся на Библию, никогда не может сравнить душу человека с душою животного, как готов сделать Эдгар. Бесспорно верно то, что животные имеют душу, как это он доказывает из повествования о сотворении мира (Быт. 1:20-30) и т.д., но это еще не есть достаточное основание тому, чтобы ставить на одну доску душу человека и душу животного. Тогда стоит сделать еще шаг, чтобы позволить себе низвести и душу Бога на ту же ступень.
    Что Бог имеет душу - это Он Сам засвидетельствовал в Писании во многих местах (Лев. 26:11,30; Пс. 10:5; Ис. 1:14; 42:1; Мф. 12:18; Евр. 10:38 и т.д.).
    Не должно ли само происхождение души человека и души животных показать нам неизмеримое отличие их между собой? Что делает Бог, по свидетельству Писания, чтобы вызвать к существованию живую душу животных? Из Бытия 1:20 видно, что Он не совершает никакого действия, но говорит: "Да произведет вода пресмыкающихся, душу живую", - и, в ст. 24: "Да произведет земля душу живую по роду ее, скотов, и гадов, и зверей земных по роду их". Мы видим здесь, что Бог участвовал в происхождении животных только Своим властным творческим Словом, обращенным к воде и земле, без всякого непосредственного личного участия в их творении. Они вызваны к жизни таким же образом, как и весь неорганический мертвый мир, посредством "слова силы Его". Более того, этот неорганический мир сам же их производит. С одного слова возникают из низших сфер души животных. Чему же удивляться, если Бог нигде во всем Священном Писании не придает этим душам значения большего, чем преходящему миру!
    Но подойди и посмотри, каким образом человек стал душою живою. Хочется благоговейно склониться во прахе у ног Творца, смотря на то, как поступает Бог, Господь славы, при создании человека, а чтобы мы это хорошо знали, Он Сам дал записать это в Свою Святую Книгу. Со страниц этой Книги мы и познаем, что, создавая Адама, Он совершил также мое и твое творение.
    С полным правом можем мы, созерцая сотворение Адама, повторить о человеке то, что говорит об Адаме Слово Божие в конце родословия из Евангелия от Луки: "Адамов, Божий" (Лк. 3:38). Человек не явился созданием или результатом взаимодействия сил органического или неорганического мира, но исшел прямо от Бога. Мы читаем в Бытии 1:26, как Триединый Бог еще прежде создания человека держит совет о нем, его существе, о положении во всем мире. Написано: "И сказал Бог [Элохим - величие, во множественном числе]: сотворим человека по образу Нашему по подобию Нашему..."
    Может ли Эдгар назвать нам другое существо на небе или на земле, при сотворении которого Бог изобразил бы Себя в таком же попечении, как и в этом случае? Существует ли второе такое же создание, для которого Бог Сам пожелал бы стать первообразом (оригиналом, прототипом)? Подумайте и изумитесь, что Он, Святой, Который некогда при оглушительном трубном звуке в громах Синая под угрозой торжественно запретил делать всякое изображение и образ в поисках найти ему уподобление, теперь, создавая человека, Сам готов дать Свое изображение!
    Если бы Бог после предпринятого Им намерения по какой-либо причине отказался от последнего, тогда, конечно, нечему было бы изумляться - ни ангелам, ни херувимам, ни серафимам. Тем более что в прекрасной тогдашней вселенной уже существовал предмет изумления - одно из самых величайших существ (в последствии ниспадшее), а именно: ангел света. Но Бог выполнил то, что задумал, ибо написано: "И сотворил Бог [Элохим] человека по образу Своему, по образу Божию сотворил Его" (Быт. 1:27). Дважды в одном и том же месте сказано, что это существо вызвано к жизни по образу Божию, и не может нарушиться Писание (Ин. 10:35). Остановись же, читатель, на этом месте в немом изумлении, потому что все засвидетельствованное здесь Самим Богом мы поймем лишь некогда в вечности!
    Между тем, как легко и скоро справляется Эдгар с сотворением Адама! Бог, по нему, создает человека из праха земли и вдыхает в него дыхание жизни или силу, которая в изображении Эдгара едва отличается от души животных. И это-то все должно быть "созданным по образу и подобию Божию" существом, при сотворении которого Бог держал совет в трех лицах! "Что же это за Бог, - с полным правом можете вы спросить, - Который создает Себе такое подобие, что оно едва отличается от душ животных?" Действительно, автор брошюры и не подозревал, как глубоко он низвел Бога, представляя себе человека, сотворенного по образу Божию, таким жалким существом!
    И все это только ради того, чтобы если уж не совсем отвергнуть душу человеческую, то хоть как-нибудь низвести ее на степень выдуманного им фантома (призрака). Что же можно еще сказать на то, когда Эдгар после чудной библейской картины сотворения Адама был в состоянии спросить: "Что же случилось? Находим ли мы указание на то, что Адам с того момента имел душу?" И когда он дальше сам отвечает на это: "Нет, мы находим, что Адам стал душою живою только тогда, когда в него вдохнули дыхание".
    Снова беремся за Библию и останавливаемся на Богом данном образе в описании того, что Он совершил при сотворении человека. В Бытии 2:7 сказано: "И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душою живою". Здесь перед нами прежде всего Самим Богом предпринятое сотворение тела человека. Мы видим, что это та часть человека, которая взята от этого мира, "от нижних". То была, во всяком случае, земля Едема, над которой еще не тяготело проклятие, из которой могло произрастать дерево жизни, чьи плоды давали вечную жизнь даже падшему грешнику, если бы он вкусил их (Быт. 3:22). Таким образом, тело человека по сотворении его должно было выглядеть "хорошо весьма".
    Что это было за создание? Насколько нежно, прекрасно и художественно было оно воспроизведено, нам не говорится, но еще и в наши дни тело человека является чудом и честью своего Создателя. Таким созданный из праха земного Божией рукой лежал человек перед Своим Творцом. Было ли это создание в тот момент подобием и образом Божиим? Тут каждый должен был бы, наверное, сказать: "конечно, нет!" Ни в каком отношении не мог бы человек своим внешним видом напоминать подобие Божие, даже если бы он в тот момент и обладал жизнью, потому что Бог не имеет ни образа, ни подобия - Он есть дух. Из этого следует, что уже после того, как было сформировано тело человека, ему было придано подобие Бога тем, что Он, Который имеет жизнь в Себе Самом, вдунул в лице человека дыхание жизни. Это была другая часть человека, "от вышних", но не от этого мира, - божественная, которая, как сообщает нам Священное Писание, была низведена в человека без всякого посредства, прямо от Бога. Это та часть, которая возвышает человека над всеми прочими созданиями и посредством которой человек может представлять Бога на этой земле.
    Подобный этому акт мы можем видеть в жизни Сына Божия в первый день по Его воскресении в отношении Его учеников. Они в достаточной мере были снабжены силой жизни, когда Он пожелал приготовить их к миссии, но в Евангелии написано, что Он дунул на них и сказал: "Примите Духа Святого" (Ин. 20:22).
    Что потом стало с Адамом, в Библии написано: "И стал человек душою живою". Это Самим Богом данное заключение в описании сотворения человека бесспорно указывает - с ударением на огромное различие, - насколько совершенно иначе, несравненно отлично от всех остальных существ получил свою душу человек.
    И не абсурд ли это, чтобы не сказать дерзость, после такого ясного библейского повествования спрашивать, не находим ли мы указаний на то, что Адам с того момента получил душу живую! Да, конечно, именно с того момента. Это так же верно, как то, что до получения от Бога формы и жизни масса земли была "безвидной и пустой", и несомненно верно, как то, что эта душа была дыханием Божиим - истекавшей от Него частью Его собственной жизни.
    Почему Бог с такой тщательностью идет на дело создания человека и вместе с этим всего человечества? Что Он перед этим имеет совет, берет в образец Самого Себя и уделяет человеку часть Себя Самого, - на это проливает свет предначертанный план Божий в отношении существа человека. Божие намерение было, чтобы человек, подобно Богу (как Его представитель), господствовал над рыбами морскими и птицами небесными и над всей землей. Бог Сам хотел быть представлен в людях, и они должны были быть Его посредниками. Снабдив человека могуществом и силой от Себя, Он поставил его в центре всего прекрасного мира и передал ему правление всем, что принадлежало по существу только Иегове.
    Отсюда нам становится понятным двойственность в природе человека. Было необходимо, чтобы этот владыка и царь находился с доверенным ему царством в самой тесной близости, чтобы между ними не было никаких перегородок, но, напротив, непосредственное общение. Поэтому Бог дал человеку тело той же природы, того же состава материи, как этот мир. Посредством вещественного начала в себе человек должен был стать видимым для мира и вступить с ним в полную связь.
    С другой стороны, человеку было необходимо носить в себе и на себе отпечаток божественной природы, ибо невозможно никакому существу быть "образом и подобием" Божиим, не будучи причастником "Божеского естества", то есть причастным природе Самого Бога. Без этого самое лучшее создание Божие при всех своих стараниях уподобиться Богу может только обманывать себя и других и создавать не более и не менее как только карикатурные впечатления.'То была природа Самого Божества, которую Творец сообщил человеку, вдунув в него дыхание жизни, через что и дал душу человеку.
    Однажды, когда Господь в особом откровении Давиду пролил Свой свет на положение человека во вселенной, Давид воскликнул: "Что есть человек, что Ты помнишь его, и сын человеческий, что Ты посещаешь его?!" (Пс. 8:5-7). И Дух Святой, Который эти вдохновенные слова переносит в Новый Завет, прибавляет: "когда же покорил ему все, то не оставил ничего непокоренным ему" (Евр. 2:Cool.
    Во Христе Иисусе, втором Адаме, Который возместил потерю, происшедшую от грехопадения первого Адама, все это воистину осуществляется: сначала в лице Христа, а далее - во всех тех, кто принадлежит Ему. О последнем уже теперь можно сказать как о совершившемся факте: "И соделавшему нас царями и священниками Богу и Отцу Своему, слава и держава во веки веков!" (Отк. 1:6). Господство их на земле скоро наступит (Отк. 5:10), как только их Глава - Агнец - на престоле примет "власть, славу и царство" (Дан. 7:13-14).
    И, однако, уже теперь мы можем сказать вместе с апостолом Павлом словами греческого поэта: "мы Его и род" (Деян. 17:28-29). Что человек имеет отдельную, независимую от тела душу, это доказывает и Ветхий, и Новый Заветы самым торжественным образом, хотя Эдгар открыто оспаривает это. Ему следовало бы немного внимательнее вглядеться в свою Библию, чтобы это увидеть. Но именно в этой книге часто видят только то, что хочется видеть. И закрывают глаза на то, что кому-нибудь не по вкусу.
    Подойди, дорогой читатель, и послушай, как пророк Илия просит Бога при воскрешении сына сарептской вдовы: "Господи, Боже мой, да возвратится душа отрока сего в него". Пророк ясно говорит о душе, которая была у ребенка, или в нем. Говорит о ней как об отсутствующей в настоящее время и просит о возвращении ее.
    Конечно, Эдгар мог бы возразить на это, что пророк мог это и выдумать. Нельзя же ожидать, чтобы он был ученым-психологом. Но прошу тебя, друг, читай дальше и хорошенько замечай, как говорит в этом случае о душе ребенка само Слово Божие: "И услышал Господь голос Илии, и возвратилась душа отрока сего в него, и он ожил" (3 Цар. 17:21-22).
    Эдгар между тем учит, что душа может существовать только в соединении с телом и что, когда умирает человек, умирает его душа. Однако мы видим здесь, что Бог не создает никакой новой души, чтобы вновь оживить дитя, но согласно просьбе пророка Илии возвращает ту же самую душу обратно маленькому бездушному телу. "Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? или какой выкуп даст человек за душу свою?" (Мф. 16:26). В то время как для тела, для земного существования, с приобретением всего мира достигается самое лучшее, что можно пожелать, для души - другой существенной части человека этим самым достигается худшее. Как поэтому отлична от тела и в известном отношении независима от него наша душа и ее блаженство по Слову Господа! Вторым вопросом в этом тексте Господь показывает, что человек не владеет никакими путями и средствами для исправления нанесенного душе ущерба, если он ей повредит только однажды.
    Апостол Павел сказал об Евтихе, когда тот упал с третьего жилья и был поднят мертвым: "Не тревожьтесь, ибо душа его в нем" (Деян. 20:10). Все находили, что юноша Евтих уже простился с жизнью, тогда как апостол утверждал о присутствии в теле его души.
    Наши врачи и д-р Эдгар могут анатомировать живое тело человека и все-таки не найти души. Между тем этот слуга Божий констатировал ее присутствие даже тогда, когда упавшего Евтиха подняли мертвым телом.
    Кто же мог бы найти что-то странное в том, что Бог, после того как Сам вдохнул человеку дыхание жизни, называет его живою душою? Почему Бог не делает ничего подобного с животными, которые ведь тоже имеют душу? Между тем о человеке Бог так выражается очень часто и в Ветхом, и в Новом Завете: душа - самая возвышенная часть человеческого существа, и что же здесь удивительного, если Творец с особенной любовью называет сего человека в известных случаях просто душою. Мы читаем, например, в Бытии 46:15,18,22,25, что Бог все потомство Иакова, идущее с ним в Египет, исчисляет в душах и, заключая перечень, говорит в ст. 26: "всех душ, пришедших с Иаковом в Египет". Кто же будет еще сомневаться, что здесь подразумеваются шестьдесят шесть человек, а не только их душ в абстрактном понимании этого слова. Так же читаем в Деяниях 2:41: "и присоединилось в тот день душ около трех тысяч", то есть около трех тысяч человек.
    Если мы правильно поймем данный в Библии образ человека, его душу, то какая получится разница между библейским и тем образом, который создал себе Эдгар, низведший созданного по образу и подобию Божиему повелителя всей земли и ее твари на ступень покоренных им существ и уравнявший человеческую душу с душою животных!
    Бессмертна ли душа?
    Снова должен я поставить этот вопрос в такой форме: бессмертна ли душа человека?
    При том представлении, которое имеет по этому предмету Эдгар, а именно, что душа человека не отличается от души животных, он должен бы на этот вопрос ответить простым "нет", потому что ведь мы ничего не читаем в Писании о продолжении жизни животного после смерти или о каком-нибудь отношении его к вечности. Как небо от земли, далеко от этого мнения то, что говорит Писание о состоянии человека после его смерти, когда он отходит на ту сторону бытия.
    Библия говорит о продолжении по смерти жизни душ, как искупленных, так и безбожных. Этот установленный Господом в Библии факт и должен решить вопрос. Писание говорит различно о продолжении существования после смерти искупленных во Христе сравнительно с уделом безбожных. Если о последних оно говорит, что те пребывают в смерти, о первых Писание утверждает, что они находятся в жизни.
    Если бы понятие Эдгара о смерти согласовывалось с понятием Священного Писания, то я бы не написал ни одной буквы по этому очень важному вопросу, а просто сказал бы: "По Писанию, душа бессмертна". По понятию Эдгара о смерти, она, безусловно, смертна.
    Читатель, прочти внимательно написанное Эдгаром, и ты скоро поймешь, что старания его и тех, кто с ним одного убеждения, состоят в том, чтобы сделать понятие о смерти равнозначным понятию об уничтожении, прекращении существования. По Эдгару, это понятие означает конец всякого бытия, прежде всего у намеренных грешников. Но Бог никогда так не говорит о смерти, и мы готовы сейчас же доказать это из Библии. Если Бог говорит, например, об истреблении и уничтожении человека смертью, то Он говорит это о телесной смерти, которая касается только этого бренного существования жизни тела..
    Во дни Ноя Бог сказал о грядущем потопе: "Истреблю с лица земли людей, которых Я создал". При этом Он пояснил: "с лица земли" (Быт. 6:7), что не допускает другого уничтожения, выходящего за пределы земного. Точно так же истребление городов Содома и Гоморры с их жителями относится к этой временной земной жизни, потому что эти люди все еще ожидают суда (Мк. 6:11; Лк. 10:12). Слово Божие никогда не соединяет смерть с прекращением всякого существования, и это доказывают бесчисленные тексты. Оно вообще говорит о трех видах смерти, чего не следует упускать из виду, а именно: о духовной, телесной и вечной, или о второй смерти. Но к какому бы из этих состояний смерть ни относилась, она еще не означает прекращения или конца всякого бытия. Возьмем хотя бы несколько примеров для иллюстрации. Ближайший пример - Адам, первый человек. Бог дает ему Свой запрет: ты не должен вкушать плодов от дерева добра и зла. И присоединяет к этому серьезное предостережение: "потому что в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь" (Быт. 2:17).
    Прежде чем показать, что эта смерть не обозначает полного прекращения существования, рассмотрим поближе самое предупреждение. Что оно говорит нам само по себе? Оно говорит ясно и определенно, что в таком состоянии, в котором теперь находится Адам, нельзя думать о смерти - смерть не могла к нему приблизиться. Оно говорит нам, что в природе ни его духа, ни его души, ни тела не находится причины или зародыша смерти, но что, наоборот, удел Адама - жизнь бесконечная. Будь это иначе, то есть если бы Адам и душа его были смертны, то предупреждение Божие не имело бы смысла, потому что смерть постигла бы его и так, без вкушения запретных плодов.
    Божие предупреждение говорит также, что смерть могла проникнуть в Адама только извне - и в случае, если он сам откроет ей доступ к себе. И что смерть может проникнуть в него через ту часть его существа, которая от "нижних", от мира сего, то есть через его тело, но не через его душу. Таким образом, бдительность человека должна была с этих пор распространяться - на тело. Он, господин и владыка над всем сотворенным и видимым, должен был господствовать над всем, и в том числе над своим телом, взятым от земли, из видимого мира. Никакое влияние извне, от мира, которое могло проникнуть в Адама через тело, не должно было касаться представителя Бога на земле. Отсюда запрет Отпей любви: не пожелай, не обольщайся, не ешь!
    Жало смерти было не в человеке, оно пришло снаружи. Вкушением плода Адам открыл доступ этому жалу и стал причастен к тому, чего раньше он был чужд и далек. Но проникшая в него таким образом смерть сделалась ли пресечением существования, концом Адама? Никак! Ужасный день вкушения запретного плода у наших прародителей наступил и прошел, а они продолжали жить, имели сыновей и дочерей, увидели множество своих потомков, так как мы читаем об Адаме, что он жил 930 лет. Разве предупреждение Божие нашим прародителям не оправдалось в тот день? Разве не умер Адам в тот день вкушения плода? Без всякого сомнения, умер. Если бы он тогда не умер, то наши прародители все последующие столетия могли бы продолжать верить сатане, который сказал: "Нет, не умрете". Но Бог изрек истину, потому что они действительно умерли. И умерли в тот день и даже в тот момент, когда ели запрещенный плод. Последовала их духовная смерть. Они были отлучены от истинной жизни Духа - от Бога. Смерть есть всегда отчуждение, разлука, разделение. Тогда как телесная смерть есть разлучение тела с душою (которая есть жизнь тела, что мы в обыденной жизни называем собственно жизнью), - духовная смерть есть разлучение или отделение от Бога, подлинной жизни, то есть того, что Бог и Писание также зовет жизнью.
    Получается, что Адам умер в тот же день для Бога, хотя и продолжал существовать еще несколько столетий. Так потерянный блудный сын пребывал в смерти во все время своего отлучения от отца, в течение которого он все-таки еще продолжал существовать, расточая отцовское имущество. Когда же кончилась разлука и блудный сын вернулся к отцу, он снова ожил для него, вернулся к своей жизни (Лк. 15:24-32). Так же точно мертвы были и ефесяне, когда, будучи мертвыми по преступлениям и грехам, продолжали жить по обычаю мира сего, по воле князя, господствующего в воздухе (Еф. 2:1-3).
    Так же точно мертвы с тех пор все сыны Адама до сего дня, хотя они и не перестают существовать, сменяя друг друга. Придя же к Богу живою верою в Сына Его, они переходят от смерти в жизнь (Ин. 5:24). В этом смысле, по Писанию, душа смертна, но это не то, о чем думает Эдгар. Он думает, хотя немного смутно, что душа, умирая, уничтожается целиком, но она же, по Слову Божию бессмертна. Возьмем еще пример, который говорит о смерти, но именно о смерти телесной, буквальной. Надеюсь, мы и в этом случае найдем, что со смертью существование человека не прекращается. Об Аврааме написано: "И скончался Авраам и умер в старости... и приложился к народу своему" (Быт. 25:Cool. Скажи мне, дорогой читатель, о чем здесь говорится. На что, собственно, указывается, когда Авраам после своей смерти, телесной смерти, прилагается к народу своему? Что было "приложено" к народу - тело Авраама или душа и дух его? Конечно, о теле Авраама этого нельзя сказать, потому что оно было погребено Исааком и Измаилом в пещере, где покоилась Сарра. Не было тогда такого народа, к которому бы его тело могло приложиться. Это могло быть сказано только в отношении души его и духа. Тогда как тело Авраама и до сих пор - до великого дня воскресения - покоится в могиле, душа Авраама находится при своем народе. Но какой же это народ Авраама? Где он находится? Были ли это халдеи, к которым принадлежал Авраам по своему физическому рождению? Не может быть этого, потому что первое же слово Божие к Аврааму отделило его от отечества и родства навсегда. И сам Авраам был так верен Господу, что в том случае, если бы будущая невеста Исаака не пожелала расстаться со своими родными, он не позволил бы Исааку возвратиться туда (Быт. 24:Cool. Целых сто лет, до самого конца своей жизни, Авраам в точности сохранял это разделение по воле Божией. После этого мог ли он приложиться к этому народу?
    Также ни один из народов Ханаана, несмотря на его столетнее пребывание там, не сделался его народом. Авраам был и остался странником и пришельцем среди этих народов (Быт. 23:4) и так решительно хотел быть отделенным от них, что не пожелал похоронить Сарру в общих могилах среди мертвецов этих народов. Следовательно, и они не были его народом. Но, может быть, это был Израиль? И к нему он не мог присоединиться, потому что фактически Израиль еще не существовал и Авраам был единственный израильтянин, обитавший в наследной земле Израиля. Скорее, будущий народ израильский мог бы собраться к нему, чем Авраам к своему потомству.
    Но мы знаем из Слова Божия, что есть еще народ, к которому присоединяются все святые по окончании земной жизни и к которому был причислен Авраам. Об этом народе, во славе, по ту сторону телесной смерти, Бог говорит так: "вы приступили [спасенные Господом в силу их духовного рождения, уже приступили] к горе Сиону и ко граду Бога живого, к небесному Иерусалиму и тьмам ангелов" (Евр. 12:22-24).
    В то время как тело Авраама вернулось в прах земли, Авраам не перестал существовать, но находился среди народа, который называется Церковью "первенцев" и который пребывает там, как души праведников, достигших совершенства (чьи тела также покоятся где-нибудь на земном шаре), перед Богом, Судьей, там, где находится Посредник Нового Завета и тысячи ангелов, служащих Богу, - то есть в городе Бога живого, в небесном Иерусалиме (Евр. 11:10-16). Судя по этому, может ли быть душа смертна?
    Конечно, Эдгар по своим убеждениям не мог допустить ничего похожего ни для праведных, ни тем более для нечестивых, несмотря на то, что Писание свидетельствует о существовании одних и других.
    Что говорит Писание об этих последних? Псалом 48:8-15 описывает тех, чьи души блуждают без Бога и в один роковой день умирают, по выражению псалмопевца, как животные. Что же следует за этой смертью? В ст. 15 говорится: "как овец, заключат их в преисподнюю; смерть будет пасти их, и наутро праведники будут владычествовать над ними; сила их истощится". Ст. 16 одновременно показывает участь блаженного псалмопевца, который восклицает: "Но Бог избавит душу мою от власти преисподней, когда примет меня". Все ли закончено у неспасенного с его смертью? Когда он, умирая подобно животному, присоединяется также к своему народу, все ли кончается для него?
    Писание говорит о "заключении", подобном тому, как на востоке запирают в загон стадо овец. Далее оно говорит, что заключенные будут пастись, и пастухом их будет смерть. Спрашивается, есть ли смысл говорить о том, что они пасутся, когда прекратилось всякое существование? Каждый разумный человек должен сказать, что говорить таким образом о тех, кого больше нет, не существует, - бессмысленно. Далее говорится о том, что после заключения овец у этого страшного пастыря наступит утро, когда праведные будут господствовать над умершими в нечестии, тогда как сила и могущество безбожных обрывается у могилы. Что здесь подразумеваются души безбожных, ясно вытекает из слов псалма, где певец говорит о себе, противопоставляя им свою душу. Относительно ее он имел твердую уверенность. "Бог избавит душу мою от власти преисподней, когда примет меня". Псалмопевцу дано было ясно видеть тех, которые были во власти преисподней, тогда как его собственная душа избегла этой участи. Многие места Нового Завета доказывают продолжение жизни души после телесной смерти. Прочтите Матфея 17:3; 22:32; Луки 16:19-31; 23:43; Филиппийцам 1:23; 2 Петра 2:9; 2 Коринфянам 5:1; Откровение 6:9-11 и другие стихи.
    Некоторые тексты приведены Эдгаром с попыткой опровергнуть их. К ним мы "еще вернемся. Тяжкое обвинение в том, что лживое учение об уничтожении души имеет гибельные последствия, очевидно не давало покоя Эдгару, и он старался стряхнуть его с себя в своей брошюре несколькими поверхностными и легковесными фразами. "Некоторые думают, что если отвергнуть учение о естественном бессмертии души, то от этого поколеблется основание христианской веры. Ни в коем случае, - отвечает Эдгар, - Библия указывает, что наша надежда на будущую жизнь основывается не на природном бессмертии, но на воскресении из мертвых" (Деян. 24:14,15; 1 Кор. 15).
    В течение моей более чем пятидесятилетней жизни веры я не могу припомнить, чтобы я встретил хотя бы одного человека, который считал "природное бессмертие" души основанием верования в жизнь вечную. Но я нашел, что почти все люди: и номинальные христиане, и иудеи, и магометане, и ламаисты, и японцы, и китайцы - все основывают свою надежду на будущую жизнь на своем состоянии и поведении в этом мире - другими словами, все они хотят сами выполнить свое искупление, быть своими собственными спасителями. Насколько я знаю, никакое христианское вероучение, равно как и Писание, не принимает за основание веры в вечную жизнь "естественное бессмертие души". Поэтому Эдгару должно быть ясно, что то, чего вовсе не существует, не может быть поколеблено хотя бы и ложным учением. Непоколебимая надежда на жизнь вечную, по Писанию, обосновывается, с тех пор как люди стали грешниками, также не на их воскресении, чему так хотел бы научить Эдгар, но на живой вере во Христа и в совершенное Им искупление на Голгофе (2 Тим. 1:9-10). Да и чем может помочь воскресение грешникам, не принявшим искупления и потому еще потерянным?
    Воскресение может принести грешнику только вторую смерть. Между тем истинно верующий во Христа получает жизнь вечную, как только уверует, то есть теперь, в этом мире, задолго до того, как достигнет воскресения.
    Я имел много случаев испытать на себе, что делает это лжеучение. Вот, например, один. В 1888 году, когда я совершал трехнедельную евангелизационную поездку по Самарской губернии, мне представился в одном месте некий брат во Христе, как он себя назвал. Он был очень навязчив и настоял на том, чтобы мы, как братья, перешли на "ты". Я не имел ничего против этого. С тех пор он бывал на каждом собрании в различных колониях, где мне всегда широко открывались двери и, к моей немалой радости, он даже раздал большое количество трактатов. К концу недели я получил настоятельное приглашение проповедовать еще в двух-трех колониях, где, по немецкой поговорке, "спивают лазурь с небес", то есть безмерно пьянствуют. Проповедь тронула многие сердца, и я счел нужным по окончании собрания лично побеседовать по возможности со многими. Когда я после одного из таких собраний вышел на воздух, кто-то обратил мое внимание на еще троих людей, стоявших в стороне, которым просили сказать еще какое-нибудь слово. Я обратился к ним и указал на совершенное Христом искупление и на блаженство здесь и в будущем тех, кто сегодня это искупление принял. С другой стороны, я указал на горе тех, кто упустит спасение и не примет Христа. Один из них ответил довольно циничным тоном: "Что ж такого страшного может последовать? Все должны умереть, как добрые, так и злые". Двое других поддержали его слова улыбками и кивками. "Конечно, мы должны умереть, - сказал я, - потому что написано: человекам положено однажды умереть, а потом суд (Евр. 9:27). Но что будет с теми, кто умрет во грехе своем?" - "Я не очень-то забочусь о небе, - ответил первый, - мне достаточно того, что с моей смертью все кончится. Спустя несколько лет меня уже не будет, и поэтому самое лучшее - брать от жизни все, что можно". - "Откуда вы взяли, что со смертью все кончается? Вы можете жестоко обмануться!" - "О нет, - воскликнул он, - посмотрите-ка, здесь у нас черным по белому написано", - и он торжествующе показал мне только что полученные трактаты. Я наскоро посмотрел их и нашел, к моему величайшему огорчению, что они содержат учение об уничтожении душ тех, кто умирает без Христа, о соблюдении субботы и т.д. Все сразу мне стало ясно. Всякое указание на произнесенное Христом предупреждение и угрозы и на Его великую жертву, однажды и раз и навсегда Им принесенную за нас, чтобы освободить нас от вечного проклятия, для этих троих людей уже было тщетно. Они хотели есть, пить, ибо завтра умрут. Всякий страх перед будущностью, перед долгой, долгой вечностью был вытравлен из их сердец проникшим туда ядом, и они не могли уже быть спасены страхом по совету апостола Иуды (Иуд. 23). Великая любовь Христа также мало трогала их, потому что их притянул другой магнит. Позже мне сообщили, что это были трое главных местных пьяниц. Они охотно берут эти трактаты и раздают их, чтобы приобрести себе единомышленников.
    Я убедился, что именно это лжеучение совершенно разрушает эти бедные души, вырывает с корнем всякий страх Божий, какой еще оставался в душе, и делает их совершенно неспособными принять Евангелие. С другой стороны, оно укореняет грешника в грехе, так что они любят свое рабство и охотно остаются в нем.
    Далее в решении вопроса, бессмертна ли душа, Эдгар приводит доказательство того, что она смертна, то есть должна быть уничтожена: "Не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более Того, Кто может душу и тело погубить в геенне" (Мф. 10:28). Всякий беспристрастный человек тотчас же найдет, что по этому Слову Господню душа не будет убита, когда убивается тело, а продолжает существовать и после уничтожения тела. Люди могут разрушить тело, на душу же их власть не простирается.
    Более того, она может - в то время как тело проходит через горькие мучения смерти - уходя, погружаться в вечную славу, подобно душе Стефана, который под смертным градом камней видит не смерть, но отверстое небо, славу Божию и прославленного Искупителя, предавая Ему свой дух со словами: "Господи Иисусе, прими дух мой" (Деян. 7:59). Текст Матфея 10:28 как раз противоположен по смыслу тому, что из него хотел сделать Эдгар. И вторая половина стиха тоже не говорит того, что ему хотелось бы. Она не гласит: "Бойтесь Того, Кто и душу и тело может умертвить в геенне". Там нет ни слова о смерти или уничтожении, которое Господь хотел бы выполнить через геенну.
    Что такое представляет собой гибель в геенне, ясно сказано апостолом, когда он видит грядущего Господа в пламенеющем огне, совершающего отмщение не познавшим Бога и не покоряющимся благовествованию Господа нашего Иисуса Христа, которые подвергнутся наказанию вечной погибели от лица Господа и от славы могущества Его (2 Фес. 1:8-9).
    Таким образом, нечестивые подвергнутся отмщению в муках, справедливому суду и будут пребывать в пламенном огне в вечной, то есть неперестающей погибели. Каждый знает, что пылающий огонь сразу становится смертельным, как только он охватывает человека, этим огнем люди, убивающие тело, могут истребить других людей, что они часто и делали, но этого ученики Господа не должны бояться, потому что сожжение тела - это не вечная погибель, никто его так бы не назвал.
    Погибель же в геенне следует лишь только за смертью тела и никогда не прекращается; поэтому Писание и говорит о неугасимом огне (Мк. 9:44). Если бы душа вовсе уничтожилась, как учит Эдгар, тогда угроза вечного, неугасимого огня от лица Господа ничего не говорила бы: пусть огонь пылает сколько ему угодно, потому что предмет уничтожения исчез, не существует более! Но тогда ни к чему этот вечный, неугасимый огонь, он - бессмыслица, так как если понадобится огонь для наказания и мщения, то для этого достаточно будет обыкновенного огня.
    С чисто фанатическим рвением продолжает Эдгар развивать свое доказательство, приводя слова: "душа согрешающая, она умрет" (Иез. 18:20). Причем он настаивает на букве, что непременно душа, исключительно только душа, умирает. Было бы очень желательным, если бы Эдгар во многих других местах, где это безусловно необходимо, так же бы настаивал на букве и точном смысле, как здесь, но это ему не подходит, и поэтому он извращает буквальный смысл других мест, обращает его в противоположный или переводит слова так, чтобы они сообразовывались с его целями, даже излагает по-своему целые библейские отрывки, как, например, о богаче и Лазаре, причем последние изложены так же далеко о истины, как небо от земли.
    Возьми же, дорогой читатель, свою Библию, открой Иезекииля 18 и читай, не поддаваясь влиянию ни с чьей стороны, и ты наверное найдешь, что Бог в этой главе говорит о душе не как об отвлеченности, но о всем человеке целиком, о личности в том же смысле, как в Бытии 46:15-27 и в Деяниях 2:41. В Иезекииле 18 Бог говорит, что тот человек, та личность, которая согрешает, должна умереть по законам Иеговы, а вовсе не душа этого человека, хотя Бог называет эту личность душой. Заметьте, как Израиль обвинял Бога в несправедливости, в том, что Он, по их словам, наказывал детей за грехи отцов {Иез. 18:2). "Нет, - говорит Бог (ст. 3,4), - это неверно. Наказание падает на голову действительно виновного; если согрешит отец, то отец и умрет. Если согрешит сын, то он же понесет на себе наказание. Никогда не понесет последнее один за другого". При этом Господь приводит поясняющие примеры и показывает различные действия, которые производит не душа, а весь человек, как личность. Если кто праведен и творит суд и правду, "на горах жертвенного не ест", то он - праведник, он непременно будет жить, говорит Господь Бог (ст. 5-9), не только душа его. Другой пример. Сын, который родился от такого благочестивого отца и представляет противоположность ему, совершая всякие безбожные действия, - он, а не душа его не будет жить. Кто делает такие мерзости, тот непременно умрет, кровь его будет на нем (ст. 10-13). В ст. 14-20 тот же самый пример повторяется в обратном виде, и предметом его является не абстрактная душа, а личности отца и сына. Та душа, то есть та из двух личностей, которая согрешает, - она умрет.
    Сам Господь отчетливо объясняет сразу же после этого, что Он имеет в виду, говоря: сын (но не душа сына) не понесет вины отца, а отец (но не душа отца) не понесет вины сына. Правда праведного при нем и останется. Повсюду речь идет об отдельных личностях,' о греховодности, но о смерти души как таковой, что так хотел бы доказать Эдгар, здесь и речи нет, как и во второй половине этой главы. Вообще Писание никогда не говорит о смерти души в том смысле, который хотел бы придать ему д-р Эдгар.
    В этом отношении душа действительно бессмертна.
    Опубликовать эту запись на: diggdeliciousredditstumbleuponslashdotyahoogooglelive

    Нет комментариев.


      Текущее время 15.08.18 4:05